Меню

Главная
Иностранные языки
Информатика
Искусство и культура
Исторические личности
Матметоды в эк-ке
Метрология
Неопределено
Режущий инструмент
Реклама и PR
Ресторанно-гостиничный бизнес бытовое обслуживан
Государственное регулирование и налогообложение
Гражданское право
Гражданское процессуальное право
             
Образовательно-информационный портал
ATEXNIK.RU
Главная

Построение в России правового государства. Очередной лозунг?

Построение в России правового государства. Очередной лозунг?

РУССКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по «Теории государства и права» на тему:

«Построение в России правового государства. Очередной лозунг?»




Работу выполнила:

студентка 4 курса

юридического факультета

Верисокина Евгения Григорьевна

регистрационный № 2GJ000395





г. Москва, 12 сентября 2006 год.

План


Введение

1. Понятие правового государства и его основные признаки

2. Попытка становления институтов  правового  государства в России

3. Проблемы фактической реализации реформ по построению

    правового государства

3.1 Особенности Российской государственности

     3.2 Угроза правовому государству и конституционным основам

     демократии в России

     3.3 Сепаратизм субъектов Федерации

     3.4 Коррупция

     3.4.1 Принципы борьбы с коррупцией

Заключение

Список используемой литературы

.

Введение

Отношения, которые лежат в самом явлении государства - в его расколе на большие основные части, противоречий, развиваемых каждой из них, в огромных возможностях каждой из этих частей оказывать постоянное воздействие не только друг на друга, но и на властные структуры. Ситуация длительных и сложных преобразований несомненно вызывает интерес. По существу, создание любой общетеоретической концепции изучения правового государства не может обойтись без предварительного сравнительного изучения сопоставления и анализа имеющегося опыта. С практической точки зрения изучение явления правового государства может показать путь, формы, методы, которые целесообразно использовать в сложившейся ситуации при создании правового государства в России.

Существуя в рамках огромного исторического времени, правовое государство не было, конечно, застывшим. Оно изменялось и развивалось, отражая процессы, происходившие в этих социальных структурах. Этот подход, в частности, предполагает глубокое переосмысление наших принципиальных позиций по отношению к правовому государству, его влияния в сфере прав и свобод человека. В течение длительного времени данная область деятельности была ареной ожесточенной и бесплодной политической и идеологической конфронтации. В ходе противоборства часто забывались сами цели - благородные и высокие цели правового государства.

Тема работы, в частности, касается основополагающих и фундаментальных представлений о нашем государстве. В процессе многочисленных демократических преобразований, которые начались в начале 90-х, Россия все-таки вышла на тернистый путь развития гражданского общества и построения правового государства. Принятая,  в 1993 году Конституция Российской Федерации, стала опорной точкой для утверждения его основных институтов. Она  принципиально отличается от всех предыдущих, принятых еще в советский период. Главными ее  отличиями стали:  прямое действие, закрепление принципа разделения властей, признание прав и свобод человека и высшей ценностью.  Процесс утверждения основных принципов Конституции протекает достаточно медленно и противоречиво. Положения первой статьи Конституции о том, что Российская Федерация является правовым государством, явно опережает реальность. Более того, поддавшись некоторым утвержденным принципам в Конституции, Россия пошла на поводу стран Запада и, прежде всего США. Не стоит даже и упоминать, что западные державы являются нашими стратегическими противниками. Несмотря на это, российские власти, получив доступ в Международный Валютный Фонд, начали активно брать кредиты и закреплять их как часть бюджета. Естественно, Фонд отдает кредиты, но только с условием проведения подходящей ему экономической политики. Так Россия жила в долг, раскидывая налево и направо свои богатейшие ресурсы.  И это факт. Любой представитель властей иностранных государств, давая интервью российским корреспондентам, упоминает о нашей стране в первую очередь как о стране с колоссальными природными богатствами. Выстраивая еще пока какое-то правовое государства, мы ущемляем собственные национальные интересы. Агрессивный североатлантический блок НАТО  уже даже и  не замечает России, как противовеса на политической арене. Это отчетливо видно из последних событий в Югославии. Страна настолько ослабла, что ее потряс очередной финансовый кризис в августе 1998 года.

Рассматривая в работе вопросы о становлении в России правового государства и проблемы связанные с этим становлением автору предстоит доказать – является ли Россия правовым государством или это все-таки очередной лозунг?

Степень изученности данной проблемы весьма низка. Так автору пришлось столкнуться с нехваткой материала. Данный вопрос очень скудно освещён как у отечественных, так и у зарубежных ученых. В основном необходимая информация была почерпнута из правовой периодики.

Тем не менее, нельзя не отметить работы: Соколова А.Н. Правовое государство. Идея, теория, практика. Курск 1994, в которой освещены многие из поставленных вопросов, отличающихся, как значительным количеством практического материала, так и высокой убедительностью теоретического анализа; Румянцева О.Г. Основы конституционного строя России. Москва 1994. В работе использованы тексты: Конституции Российской Федерации, Уголовного Кодекса Российской Федерации. Использованы материалы Всероссийского чрезвычайного съезда по вопросам угрозы правовому государству и конституционным основам демократии в России.


1. Понятие правового государства и его основные признаки


Правовое государство - это такая форма организации и деятельности государственной власти, при которой государство и граждане связаны взаимной ответственностью при безусловном главенстве Конституции, демократических законов и равенства всех перед законом. Представления о государстве как организации, осуществляющей свою деятельность на основе закона, начали формироваться уже на ранних этапах развития человеческой цивилизации. С идеей правового государства связывались поиски более совершенных и справедливых форм общественной жизни.

Историческая память хранит немало поучительных  и  плодотворных идей о совместимости государства с правом.  Правовое государство - это продукт нового времени.  Ни древность, ни средние века не знали правового государства. Хотя, как полагают некоторые юристы, идея правового государства уходит своими корнями в античное общество. В основе современных концепций правового   государства   лежат   идеи   немецкого   философа    Канта(174-1804гг.), французского просветителя и правоведа Монтескье[1](1689-1755гг.) и других европейских просветителей ХVШ и ХIХ вв. таких, как Гуго Гроций, Спиноза, Дж. Локк, Дени Дидро, Ж.-Ж.Руссо.  Эти ученые полагали, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола),  должно прийти  правовое  государство,  в основе которого лежит идея автономной личности,  обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами.

Взаимоотношения личности и государственной власти в условиях правового государства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве, ибо для правового государства характерно ограничение государственной власти, связанность ее правом и законом. Концепция правового  государства у И.Канта сводятся к следующим тезисам: источником нравственных и правовых законов выступает  практический разум,  или свободная воля людей;  человек становится моральной личностью,  если возвысился  до  понимания своей ответственности перед человечеством в целом;  в своем поведении личность должна руководствоваться требованиями  категорического императива,  который сводится к следующему: "поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице; и в лице всякого другого так же,  как к цели,  и никогда не относился бы к нему только как к средству" и "поступай  так,  чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом";  правом, основанным на нравственном законе,  должны быть определены границы  поведения  людей с целью,  чтобы свободное волеизъявление одного лица не противоречило  свободе  других;  право  призвано обеспечить  внешне  благопристойные,  цивилизованные  отношения между людьми;  государство - это  соединение  множества  людей, подчиненных правовым законам.  Или "государство в идее,  такое, каким оно должно  быть"  обязано  сообразовываться  "с  чистыми принципами права";  государство призвано гарантировать правопорядок и строиться на началах суверенитета. Государственно-правовые воззрения Монтескье сводятся к тому,  что формы правления, формы государственного устройства определяют собой дух законов и содержание законодательства; основываются на том,  что принцип демократии - это добродетель, любовь к общему благу;  исходят из того, что к "правильной" форме государства относится демократия,  при которой верховная власть принадлежит всей массе народа и основные законы здесь определяют порядок подачи голосов,  посредством которых выражается воля народа, состав и способ деятельности народного собрания; проповедует любовь к отечеству, уважение к закону, поддержку существующих порядков,  равенство и умеренность состояний, охрану семейного  достояния.

Надо отметить, что среди русских философов идеи правового государства тоже нашли свое отражение. Они излагались в трудах П.И. Пестеля, Н.Г. Чернышевского, Г.Ф. Шершеневича. Шершеневич отмечает следующие пути формирования и основные параметры правового государства: “1) для устранения произвола необходимо установление норм общественного права, которые определяют пределы свободы каждого и ограничивают одни интересы от других, в том числе и государственной организации, - отсюда идет идея господства права в управлении; 2) если личная инициатива требует простора, то государству достаточно ограничиться охраною субъективных прав; 3) чтобы новый порядок не нарушался самими органами власти, необходимо строго определить полномочия последних, отделив от исполнительной власти законодательную, утвердив самостоятельность судебной власти и допустив к соучастию в законодательстве выборные общественные элементы”.

В послеоктябрьский период в нашей стране в силу объективных и субъективных факторов идеи правового государства вначале были поглощены требованиями революционного правосознания, а затем полностью исключены из реальной жизни. Правовой нигилизм при сосредоточении власти в руках партийно-государственного аппарата, отрыв этой власти от народа привели к полному отрицанию в теории и на практике правовой организации общественной жизни на началах справедливости и в конечном счете, к установлению тоталитарной государственности.

Советская государственность в период тоталитаризма не воспринимала идею правового государства, считая ее буржуазной, диаметрально противоположной классовым концепциям государства.

Но теоретическая  конструкция правового государства,  сложившаяся в политико-правовой доктрине ХVШ-ХХ  вв., включает: 1) разделение властей на законодательную,  исполнительную и судебную; 2) верховенство правового закона; 3) взаимную ответственность личности и государства; 4) доминирование общедозволительного типа правового регулирования в соответствии с юридическим принципом "дозволено все,  что не запрещено законом"; 5) установление реальных гарантий прав и свобод личности. Многие ключевые понятия прошлого повторяются на новом витке исторического развития. Еще несколько лет назад словосочетание "правовое государство" привычно ассоциировалось с теми разделами университетского курса,  где критиковались различные модификации западных доктрин с аналогичным названием, и провозглашалось "социалистическое правовое государство". Вызывает сомнение  научная  осмысленность  самого сочетания "социалистическое правовое государство". Прилагательное "социалистический" указывает  на  господствующую  форму собственности и на определенную идеологию.  Между тем, идея правового государства неотделима от мировоззрения,  исключающего  эту идеологию.  Более того,  идея правового государства уже  подразумевает  антисоциалистичность, т.е.  частную собственность в качестве первичной и исходной.  В нашем государстве делается попытка  не  только  возродить  идею правового государства, но и претворить ее в жизнь. Безусловно, этот путь будет долгим, сложным и противоречивым. Для того  чтобы понять глубинную суть правового государства, недостаточно ограничиться набором хотя и важных, но все же внешних характеристик (связанность государства правом, разделение властей,  наличие конституции), определенной системой принципов, институтов и норм. Суть правового государства не в законопослушании,  равно как и не в обилии законодательных актов, и то и другое есть признаки не правового,  а полицейского государства.  Суть государства правового - именно в характере законов,  их соответствии правовой природе вещей, направленности на обеспечение суверенитета личности.  Еще Гегель подчеркивал, что хорошие  законы  ведут  к процветанию государства,  а свободная собственность есть основное условие блеска его. В наиболее развитом буржуазно-демократическом виде концепция  правового  государства является социальной ценностью всего человечества,  удачным сочетанием общечеловеческих и  классовых интересов.  В основе правового государства,  во-первых,  должна лежать правовая экономика,  а не командно-казарменная, обреченная на деградацию из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. А, во-вторых, основой правового строя служит развитое гражданское общество. Гражданское общество - система экономических, духовных,  культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов, свободно и добровольно объединившихся в ассоциации,  союзы, корпорации для удовлетворения своих духовных и материальных  потребностей и интересов.  Оно строится на принципе самоуправляемости,  защищено традициями,  обычаями,  моральными нормами и правом вмешательства государства.  Государство - лишь форма гражданского общества.  В антиправовом (тоталитарном, моновластном) государстве личность,  общество и народ противопоставлены государству как политическому аппарату власти, отчуждены от него. Там нет граждан, есть подданные. Гражданское общество предполагает наличие многочисленных независимых союзов, институтов  и организаций,  которые служат барьером против монополизма и посягательств государственных  органов.  Понятие  гражданского  общества подразумевает не только "гражданственность", известную степень политической свободы,  но  и  "буржуазность", т.е. экономическую независимость человека, возможность получить доход не из рук государства. Развертывание всего комплекса институтов государства в демократическом  обществе  устраняет  доминирование  политической власти,  устраняет или резко ограничивает проявления ее отрицательных сторон. Среди обширного комплекса институтов, характерных для развитого государства в условиях демократии, необходимо указать на: мандат народа на осуществление власти,  прежде всего путем формирования представительных органов, выполняющих законодательные и контрольные функции; наличие муниципального самоуправления; подчиненность всех подразделений власти закону;  независимое и сильное правосудие; наличие государственной  власти в отдельных блоках,  включая исполнительную власть. В основе правовой экономики лежит принцип "от  каждого  по способностям - каждому по труду. Это социально-правовой масштаб меры регулирования труда и потребления. Чтобы восстановить правовые  принципы в экономике,  следует возродить ряд свобод: 1)открыть простор всем видам собственности; 2) заменить административные  приказы договорами,  основанными на равенстве сторон; 3) сделать главенствующим принцип "разрешено все, что не запрещено"; 4) обеспечить эквивалентный характер обмена; 5) утвердить равноправие и добросовестность в выборе  партнера; 6)  не ограничивать инициативу и предприимчивость.  Правовая экономика и гражданское общество - переход от распределительного общества к рыночному - это глубинные,  сущностные предпосылки формирования правового государства.   Правовое государство - это государство, обслуживающее потребности гражданского общества и правовой экономики, назначение которого  -  обеспечить свободу и благосостояние.  Оно подконтрольно гражданскому обществу и строится на эквивалентности  обмениваемых благ, на фактическом соотношении общественного спроса и предложения,  ответственно за правопорядок, который гарантирует человеку свободу и безопасность,  ибо духовным фундаментом его является признание прав человека.     Правовое государство  -  это  демократическое государство, где обеспечивается господство права,  верховенство закона,  равенство всех перед законом и независимым судом,  где признаются и гарантируются права и свободы человека и где в основу организации государственной власти положен принцип разделении законодательной, исполнительной и судебной властей. Современное правовое государство - это демократическое государство,  в котором обеспечиваются права и  свободы,  участие народа в осуществлении власти (непосредственно или через представителей). Это предполагает высокий уровень правовой и политическое культуры,  развитое гражданское общество. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и  пропагандировать свои взгляды и убеждения,  что находит свое выражение,  в частности в формировании и функционировании политических партий,  общественных объединений, в политическом плюрализме,  в свободе прессы и т.п.  Признаки правового государства:

1.   Верховенство закона во всех сферах жизни общества.

2.   Деятельность органов правового государства базируется на  принципе  разделения  властей на законодательную,  исполнительную и судебную.

3.   Взаимная ответственность личности и государства.

4.   Реальность прав и свобод гражданина,  их правовая и  социальная защищенность.

5.   Политический и идеологический плюрализм, заключающийся в свободном  функционировании  различных  партий, организаций, объединений, действующих в рамках конституции, наличии различных идеологических концепций, течений, взглядов.

6.Стабильность законности и правопорядка в обществе.

К числу дополнительных факторов и условий становления правового государства,  видимо, можно отнести следующие: - преодоление правового нигилизма в массовом сознании;  - выработка высокой политико-правовой грамотности;  -  появление  действенной способности противостоять произволу;  - разграничение партийных и государственных функций; - установление  парламентской системы управления государством;  -  торжество политико-правового плюрализма;  - выработка нового правового мышления и правовых традиций,  в  том числе:  а) преодоление узко нормативного восприятия правовой действительности,  трактовка права как продукта властно-принудительного нормотворчества;  б) отказ от догматического комментирования и апологии  сложившегося  законодательства;  в)преодоление   декоративности  и  декларированности  юридических норм;  г) выход юридической науки из самоизоляции и использование общечеловеческого опыта.  Суверенная правовая власть должна быть противопоставлена любым проявлениям огосударствления.  Отторжение  правовой  государственности возможно по двум каналам: государственно-властному и законодательному. К политическим рычагам  могут  рваться  различные  перерожденческие анти правовые структуры,  своего рода политические аномалии (авторитарная  тирания,  бюрократическая  олигархия - реакционно-реставраторские силы, а также воинствующая охлократия, антигуманная технократия  демагогически-популистские силы). Правовое государство - путь к возрождению  естественноисторических прав и свобод, приоритета гражданина в его отношении с государством,  общечеловеческих начал в  праве,  самооценки человека. Понятие "правовое государство" - это фундаментальная общечеловеческая ценность,  такая же, как демократия, гуманизм, права человека,  политические и экономические свободы,  либерализм и другие.  Суть идеи правового государства - в  господстве права  в общественной и политической жизни,  наличии суверенной правовой власти. С помощью разделения властей государство организуется и функционирует правовым способом,  это мера,  масштаб демократизации  политической жизни.  Правовое государство открывает  юридически  равный  доступ к участию в политической жизни всем направлениям и движениям.  В чем  же  заключается  отличие правового государства от государства как такового?  Государство как таковое  характеризуется  его  всевластием, не связанностью правом, свободой государства от общества, незащищенностью гражданина от произвола и насилия со стороны государственных  органов  и должностных лиц.  В отличие от него правовое государство связано правом, исходит из верховенства закона, действует строго в определенных границах, установленных обществом, подчиняется обществу,  ответственно перед гражданами, обеспечивает социальную  и правовую защищенность граждан.  Вместе с тем правовое государство, как и всякое государство, обладает  основными характеристиками, которые составляют основу правового государства: экономическая, социальная, нравственная.

Экономической основой правового государства являются производственные отношения, базирующиеся на различных формах собственности (государственной, коллективной, арендной, частной, кооперативной и других) как равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически.

В правовом государстве собственность принадлежит непосредственно производителям и потребителям материальных благ: индивидуальный производитель выступает как собственник продуктов своего личного труда. Правовое начало государственности реализуется только при наличии самостоятельности, которые экономически обеспечивают господство права, равенство участников производственных отношений, постоянный рост благосостояния общества и его саморазвитие.

Социальную основу правового государства составляет саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан - носителей общественного прогресса. В центре внимания такого государства находится человек и его интересы. Через систему социальных институтов, общественных связей создаются необходимые условия для реализации каждым гражданином своих творческих, трудовых возможностей, обеспечивается плюрализм мнений, личные права и свободы.

Переход от тоталитарных методов к правовой государственности связан с резкой переориентацией социальной деятельности государства. Прочая социальная основа государства предопределяет стабильность его правовых устоев.

Нравственную основу правового государства образуют общечеловеческие принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности. Конкретно это выражается в демократических методах государственного управления, справедливости и правосудия, в приоритете прав и свобод личности во взаимоотношениях с государством, защите прав меньшинства, терпимости к различным религиозным мировоззрениям.

Правовое государство - это суверенное государство, которое концентрирует в себе суверенитет народа, наций и народностей, населяющих страну. Осуществляя верховенство, всеобщность, полноту и исключительность власти, такое государство обеспечивает свободу общественных отношений, основанных на началах справедливости, для всех без исключения граждан. Принуждение в правовом государстве осуществляется на основе права, ограничено правом и исключает произвол и беззаконие. Государство применяет силу в правовых рамках и только в тех случаях, когда нарушается его суверенитет, интересы его граждан. Оно ограничивает свободу отдельного человека, если его поведение угрожает другим людям.

В числе важнейших элементов, отвечающих характеристике правового государства (его основных признаков), следует назвать:

·                   Осуществление подлинного народовластия, распространяемого во все стороны организации и сферы жизни гражданского общества и выступающего в качестве целостной системы развития демократии.

·                   Конституционное обеспечение разделения властей, выражающее различные государственные формы осуществления единой власти народа.

·                   Верховенство права и связанность государственной власти правовыми предписаниями.

·                   Верховенство закона, согласно которому именно закон обладает высшей юридической силой в системе иных правовых актов и обеспечивает недопустимость произвольного вмешательства государства в жизнь гражданского общества, т.е. вмешательства, не основанного на положениях закона.

·                   Взаимосвязь прав и обязанностей и взаимная ответственность государства и личности, а также гарантированность прав и свобод человека, обеспечивающая их реализацию в политической, социальной и культурной сферах жизни.

·                   Повышение роли и авторитета судебной власти с необходимыми конституционными гарантиями независимости правосудия.

·                   Формирование эффективных институтов конституционного контроля за законностью.

Государственная власть  в правовом государстве не является абсолютной.  Это обусловлено не только господством права,  связанностью государственной власти правом, но и тем, как организована государственная власть, в каких формах и какими органами она осуществляется. Здесь необходимо обратиться к теории разделения властей.  Согласно этой теории смешение, соединение властей (законодательной, исполнительной, судебной) в одном органе, в руках одного лица чревато опасностью установления деспотического режима, где невозможна свобода личности. Поэтому для того, чтобы предотвратить возникновение авторитарной абсолютной власти,  не связанной правом эти ветви власти должны быть разграничены, разделены, обособлены.

С помощью  разделения властей правовое государство организуется и функционирует правовым способом: государственные органы действуют в рамках своей компетенции,  не подменяя друг друга; устанавливается взаимный контроль, сбалансированность, равновесие  во взаимоотношениях государственных органов,  осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную власть.

Принцип разделения  властей  на законодательную,  исполнительную и судебную означает,  что каждая из  властей  действует самостоятельно  и  не вмешивается в полномочия другой.  При его последовательном проведении в жизнь исключается всякая  возможность присвоения той или иной властью полномочий другой.  Принцип разделения властей становится жизнеспособным, если он еще и обставляется системой "сдержек и противовесов" властей.  Подобная система "сдержек и противовесов" устраняет всякую почву для узурпации  полномочий  одной  власти другой и    обеспечивает нормальное функционирование органов государства.

Особенности механизма  правового государства заключаются в следующем.  Все его структурные  части и элементы  функционируют на основе принципа разделения властей, строго в соответствии со своим целевым назначением.  Наделенные властными полномочиями, структурные части и элементы правового государства в своей специфической форме деятельности реализуют волю  общества.  Структурные части и элементы правового государства всю свою деятельность строго сообразовывают  с  действующим  законодательством. Должностные  лица несут персональную ответственность за посягательство на права и свободы граждан,  гарантированные конституцией  и  другими  нормативно-правовыми актами.  Права и свободы граждан обеспечиваются органами правового государства. Механизм правового  государства  является  способом  его  существования. Функции правового государства реализуются с помощью  его  механизма.   Таким образом в правовом государстве его механизм свободен от бюрократизма и административно-командных методов управления. Его демократический характер обусловлен ответственностью  перед обществом на службе которого он находится. Правовое государство есть концентрированное выражение гражданского общества.  В силу этого  его  этапы  развития в целом и общем совпадают с этапами развития гражданского общества.  Вместе с тем, поскольку всякое государство  обладает известной самостоятельностью по отношению к обществу,  то этапам развития правового государства  присущи определенные особенности, отражающие его политический характер. Первый этап развития правового гражданского общества - это становление  рыночной экономики,  предпринимательства,  гласности, свободы средств массовой  информации,  социальной  защищенности граждан; второй этап - утверждение рыночной экономики различных форм предпринимательства,  обеспечение социальной  защищенности граждан, наличие гласности, свободной деятельности средств массовой информации.

 

2. Попытка становления институтов правового государства в

России


За последние годы проблемы правового государства выдвинулись на первый план теоретических разработок в отечественной юридической науке. Как известно, советская правовая доктрина долгое время отвергала идею правового государства, считая ее выражением немарксистских взглядов. Ситуация коренным образом изменилась в период перестройки. Многие юристы обратились тогда к теоретическому осмыслению вопроса и построению модели правового государства применительно к условиям России.

1998 год был объявлен Годом  прав человека в Российской Федерации[2], планировали провести его масштабно, с русским размахом. В распоряжении Президента Российской Федерации Б.Ельцина по этому поводу предложено:

1.                 Правительству Российской Федерации обеспечить:

- финансирование мероприятий, содержащихся в плане;

- своевременное выделение  средств на финансирование Федеральной миграционной программы на 1998-2000 гг. в части, касающейся защиты прав беженцев и вынужденных переселенцев, прибывающих в РФ;

- выплату компенсаций за утраченное жилье или имущество граждан, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике и покинувшим ее безвозвратно;

- финансирование Федеральной программы строительства и реконструкции следственных изоляторов и тюрем, а так же строительства жилья для персонала  указанных учреждений.

2.                 Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти и научно исследовательских организаций разработать проект федеральной концепции по обеспечению прав и свобод человека и представить его на утверждение Президента Российской Федерации.

Было намечено и много других мероприятий. Большинство из них протокольного характера- конференции, встречи, симпозиумы, конкурсы, но были и практические задумки - принятие законов, которые, несомненно принесли бы пользу в обеспечении прав человека . В частности, В 1998 году предполагалось принять законы: «О минимальных государственных социальных стандартах», «Об альтернативной гражданской службе», «Гражданско-процессуальный кодекс Российской  Федерации», «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», «Об обучении лиц с ограниченными возможностями получения образования».

Трудно поверить, но ни один из перечисленных правовых актов так и не был принят в 1998 году. Вот так проходил год прав человека в России.

Ратифицировав в апреле 1998 года 4 европейских конвенций, среди которых продолжившая дело ООН Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Россия в течение Года прав человека обещала ратифицировать еще ряд международных правовых актов. И среди них такие важные, как Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года и 4 конвенции Международной организации труда:1947 года - об инспекции труда; 1957 года - об упразднении принудительного труда; 1978 год о регулировании вопросов труда; 1981 года о безопасности и гигиене труда и производственной среде. И эти обещания мы не выполнили. И один бог знает, какая бездна прав оказалась недоступной россиянам  в связи с прохладными отношением к этим конвенциям при проведении Года прав человека в Российской Федерации.

Это небольшое вступление послужит своеобразным началом для углубления в бездну познания истинных проблем построения правового государства в России. Попытавшись раскрыть сущность правового государства в предыдущем разделе можно перейти к элементарному сопоставлению идеала и реальных фактов, а также теоретическому анализу  текущей ситуации и существующих проблем.

Статьей 1 Конституции РФ Россия провозглашена правовым государством. Эта характеристика, долгое время считавшаяся неприемлемой буржуазной выдумкой для обмана трудящихся при современном капитализме, теперь принята и у нас. Зато отвергнуто отождествление право с законом, открывавшее путь к подмене права, которое законодатель обязан соблюдать, законом, который законодатели принимают произвольно[3]. Правовое государство не есть просто государство, соблюдающее законы. Это общество и государство, признающие право как исторически развивающуюся в общественном сознании, расширяющуюся меру свободы и справедливости, выраженную именно в законах, подзаконных актах и практике реализации прав и свобод человека, демократии, рынка. Идея господства права в жизни общества и государства - это современный этап тысячелетних поисков сверх источника для государственного нормотворчества. Его видели то в божественной воле. То в воле народа, то в экономическом базисе. Маркс, считал государство не творцом норм, а только переводчиком объективных потребностей на язык закона.

Идея господства права выражается в гл.1 Конституции Российской Федерации в том, что государство не создает, не дарует людям их права, которые неотчуждаемы и принадлежат им с рождения [4], а только признает их, соблюдает и защищает их носителя - человека, его права и свободы как высшую ценность.  Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, обеспечиваются правосудием (ст.18). Государство, становясь правовым, превращается из аппарата властвования, прежде всего в социальную службу для человека и общества, выражающую их волю и действующую под их контролем.

Одним из важнейших признаков такого государства является выраженное в Статье 2  провозглашение человека, его прав и свобод высшей ценностью.[5] Это единственная высшая ценность; все остальные общественные ценности (в том числе и обязанности человека) такой конституционной оценки не получили и, следовательно, располагают по отношению к ней на более низкой ступени и не могут ей противоречить. Только в отдельных, специально оговоренных в Конституции Российской Федерации исключительных случаях, при особых, как правило,  временных обстоятельствах отдельные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены[6]. Провозглашение прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью является важным новшеством в конституционном праве и во всем законодательстве России. Ранее верховенство всегда принадлежало государственным интересам. В советское время они отождествлялись с «общественными», которым требовалось подчинять индивидуальные и коллективные личные интересы. Статья 2 Конституции вводит в действие в нашей стране высшие правовые принципы, выработанные демократическими движениями и закрепленные конституционным опытом Великобритании, США, Франции, Германии, Бразилии. Этот мировой опыт увенчан и обобщен рядом международно-правовых актов, признанных Россией обязательными. Это устав ООН 1945г., Всеобщая декларация прав человека 1948г., Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Международный пакт об экономических, об экономических, социальны и культурных правах 1966г., Устав Совета Европы, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950г.

Конституция Российской Федерации 1993г. впервые ограничила роль государства в установлении прав человека и гражданина, но значительно повысила роль и ответственность государства в обеспечении соблюдения и защиты этих прав и свобод. Вместе с тем это вовсе не значит, что государство вовсе воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод граждан или во все отношения, складывающиеся в гражданском обществе. Напротив, не вмешиваясь без объективной потребности в эти отношения, оно обязано не допускать злоупотребления правами и свободами, потому как их осуществление не должно нарушать права и свободы других лиц (ст.17), в том числе их всеобщие законные интересы.

Другой, тоже очень важный принцип закреплен в Статье 10. «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны»[7]. Цитируемая статья закрепляет одну из важнейших основ конституционного права, признаваемую всеми демократическими правовыми государствами и впервые введенную в конституционное право нашей страны с принятием поправки к ст.1 Конституции 1978г. в 1992г. Но тогда этот принцип, названный одной из «незыблемых основ конституционного строя Российской Федерации», не был последовательно проведен в Конституции. В ней сохранялись явно ему противоречащие положения, например. О том, что Съезд народных депутатов Российской Федерации является высшим органом государственной власти и правомочен принять к своему рассмотрению любой вопрос (т.е. в том числе и исполнительного или даже судебного характера), отнесенный к ведению Российской Федерации. Хотя эти положения не были «незыблемыми основами конституционного строя» и не обладали соответствующей наивысшей юридической силой, на них настаивали многие народные депутаты России и отчасти - на их правильность для того времени - настаивают и теперь некоторые оппозиционные фракции нынешней Государственной Думы.

Разделение властей не уничтожает единства демократической государственной власти. Оно реально существует, прежде всего, на уровне народовластия, прямого или представительного, выражаемого также всеми разделенными властями. Кроме того, оно существует в форме взаимодействия, взаимного контроля, «сдержек и противовесов» между самостоятельными властями. Законодательная власть издает законы, на основании которых действуют судебная и исполнительная власти, осуществляет бюджетный контроль, назначает или утверждает должностных лиц судебной и исполнительной властей. Исполнительная власть – Правительство РФ  осуществляет управление страной, проводя общие социально-экономические преобразования. Судебная власть толкует Конституцию, может признать законы, акты Правительства или их отдельные предписания не соответствующими Конституции, а иные правовые акты - законам и лишить их юридической силы, контролируя в этом смысле законодательную и исполнительную власти. Здесь очень важно обратить внимание на статус Президента РФ и его полномочия[8]. Следует отметить, что Конституция наделила Президента широкими полномочиями по формированию Правительства, направлению его деятельности. Президент назначает Председателя (с согласия Государственной Думы) и членов Правительства, принимает решения о его отставке, утверждает структуру федеральных органов исполнительной власти. Правительство действует на основе указов Президента, и в случае противоречия актов Правительства Конституции, федеральным законом и указам Президента они могут быть отменены Президентом Российской Федерации. Анализ конституционных норм о полномочиях Президента и Правительства позволяет прийти к выводу о том, что многие из конституционных полномочий Президента свидетельствуют о наличии у главы государства функций исполнительной власти. Подобный расклад гораздо отчетливее виден в государственном устройстве США, где Президент Конституцией закреплен именно как глава исполнительной власти.[9] В России же он занимает некое центральное положение в треугольнике государственной власти, являясь связующим звеном между ветвями. К их числу относится руководство внешней политикой (п. «а» ст.860), право председательствовать на заседаниях Правительства (п. «б» ст.83) и другие. Кроме того, Президент, реализуя свои конституционные полномочия по определению основных направлений внутренней и внешней политики государства, осуществляя исполнительную власть на практике, принимая многочисленные указы, обусловленные требованиями осуществления экономической и политической реформ, обеспечения социальных преобразований в обществе, в том числе и по вопросам, находящимся в силу ст.114 Конституции в компетенции Правительства. В наличии  столь обширных полномочий некоторые усматривают потенциальную угрозу узурпации власти Президентом и возможности прямого попрания принципа разделения властей. По поводу такого рода критических замечаний можно сказать. Что если в России будет строго соблюдаться конституционная законность, то никакая узурпация власти не грозит. Сильная президентская власть, необходимая для эффективного управления и предотвращения конфликтов, сегодня России действительно нужна.[10] Но в будущем несколько ослабленное положение парламента и сильная зависимость исполнительной власти от Президента может привести к негативным последствиям. Теория и практика разделения властей подвергается критическим нападкам с различных сторон. Сторонники сохранения неразделенной государственной власти советского власти типа настаивают на сохранении в Конституции Российской Федерации принадлежности всей государственной (а не только законодательной) власти парламенту, да и сейчас стремятся ко всемерному ограничению в его пользу полномочий других властей. Вообще оппозиционные «левые» силы постоянно пытаются внести коррективы в организации государственной власти. Чего стоит хотя бы их последний выпад с законопроектом «О конституционном собрании», который предусматривал введение чрезвычайного органа. Такие выпады приведут страну к очередному государственному перевороту, от которых все уже порядком устали. Другим примером служит резко обострившаяся внешнеполитическая ситуация, связанная с бомбежками Югославии силами НАТО. Их популистские выходки  являются ничем иным как банальной политической возней. Столкновение в России двух тенденций - за и против разделения властей, по-видимому объясняется не вполне четкий, точнее сказать, компромиссный характер формулировки ст.10 Конституции Российской Федерации. В ней говорится, что «государственная власть в России осуществляется...»( одна власть, а не три власти) на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную, т.е. три власти. Единство власти сочетается с ее разделением на три части. Но, говорится далее, органы каждой из них действует самостоятельно. Таким образом, разделение властей все же выражено и закреплено в ст.10.

В ч.1 ст.15 закреплен еще один чрезвычайно важный принцип, характерный правовому государству: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации»[11]. Смысл понятия «высшая юридическая сила», употребленного в первом предложении комментируемой части, достаточно полно раскрывается во втором предложении. Проще говоря,  Конституция является законом законов. Это первая Конституция в истории России, которая имеет прямое действие. Это значит, что Конституцию можно применять непосредственно без дополнительной конкретизации подзаконных актов. Кроме того, ни один подзаконный акт не может противоречить Конституции РФ. Всеобщая обязанность соблюдать Конституцию и законы также явилось предпосылкой к образованию правового государства. Подводя итог  анализу прокомментированных статей Конституции РФ, можно сделать вывод, что, не смотря на многие недостатки, она содержит в себе практически все моменты необходимые для               «Конституции правового государства». Картина будет не полной, если, раскрывая сущность российского права, коснуться только Конституции. Жизнь человека очень разнообразна и отражена в многочисленных отраслях права не только Конституции. К ним относятся: гражданское, уголовное, административное, трудовое и другие отрасли права.

Небольшой обзор хотя бы одной из перечисленных отрасли существенно оживит общее представление о предпосылках и тенденциях, протекающих в российском праве.

Следует отметить, что ограничения прав граждан наблюдаются практически во всех отраслях права. Особое внимание привлекает уголовное право, которое по своей сути содержит наиболее жесткие санкции. Многие рассуждают так: чем строже уголовный закон, тем больше в обществе прав и свобод. Ясно, что тут нужна своя мера. Репрессивная сила уголовного закона определяется, прежде всего, состоянием правопорядка. Сегодня правопорядок у нас все еще не вызывает удовлетворения, а следовательно, то обстоятельство, что новый УК РФ еще более строгий чем УК РСФСР 1960г., не должно вызывать нареканий[12]. Суммируя санкции нового УК РФ, можно сделать вывод, что общая сумма верхних пределов лишения свободы составляет около 5тыс. лет. Сумма всех штрафов, предусмотренных УК, равна примерно 8 млрд. руб. Штрафы настолько большие, что их вряд ли кто сможет платить. Более строгим стал не только уголовный закон, но и практика его применения. Не прошло и года после введения в действие нового кодекса, а колонии уже переполнены, и Государственной Думе не остается ничего другого, кроме как объявить амнистию, освободив тем самым от уголовного преследования более 400 тыс. лиц, виновных в совершении преступлений, в том числе более 30 тыс. осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Создается впечатление, что наша уголовно-правовая система "работает" не по тем направлениям, которые заслуживают первостепенного правоохранительного внимания, а в результате  приходиться исправлять допущенные ошибки посредством периодически объявляемых амнистий. Может показаться странным, но конституционные права и свободы человека и гражданина охраняются УК РФ менее строго, чем другие объекты. Если среднеарифметический индекс наказуемости, например, преступлений против конституционного строя и безопасности государства составляет примерно 9 лет лишения свободы ( это самый высокий индекс наказуемости ), то аналогичный показатель применительно к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина составляет всего лишь 1,5 года лишения свободы ( самый низкий показатель ). Правда половая неприкосновенность личности охраняется весьма строго (,5 лет). Самое ценное благо человека - его жизнь, здоровье - охраняется в 2 раза менее строго, чем честь, достоинство, физическая свобода личности (3 года против 6 лет). Вообще, в части ограничения прав и свобод в нашей стране накоплен немалый опыт. Свою лепту в это неблагодарно, но все же во многих случаях необходимое дело вносит и нынешнее время. Известно, что уголовный закон ограничивает права и свободы человека не ради самих этих ограничений, а в общественно полезных целях. Например, расширяя возможности применения условного осуждения посредством наполнения его реальными правоограничениями, мы тем самым сужаем сферу применения лишения свободы. А, введя пожизненное лишение свободы, мы получили достаточно серьезную альтернативу смертной казни, которая в настоящее время практически не применяется.


3. Проблемы фактической реализации реформ по построению правового государства

3.1 Особенности российской государственности

Вопрос, о русской государственности, относящийся  к факторам, определяющим лицо России, многие усиленно стараются раскрыть перед лицом общественности. Почему?

Дело в том, что курса истории теоретической юриспруденции России в системе юридического образования, к большому нашему сожалению, сегодня пока нет. Есть курс истории политических учений, где в начале программы есть тема "Политические учения древнего Востока". Эта тема и берется для того, чтобы начать осмысливать "тяжкий путь России к праву", чтобы связать историю с современностью, расширяя тем самым кругозор юристов XXI века.

Кстати, нас нисколько не смущает пропасть тысячелетий, отделяющих юридическую мысль, древнего Востока от отечественной государственности вообще и двадцатого века в частности. Уж слишком много похожих факторов и аналогий на древнем Востоке и в России, от которых просто так отмахнуться невозможно. Они свидетельствуют, что у нашего Орла восточная голова намного больше, чем западная, которая в свете исторических параллелей представляется карликовой, неестественной.

Основой восточных государств является поглощение личности коллективом. В них нет места частной собственности, а, следовательно, нет и классов. Рента и налог совпадают. Отдельный человек никогда не становится собственником[13], а является только владельцем. Государство  верховный собственник земли, хотя существует как частное, так и общинное владение и пользование землей. Государство стоит над обществом, подавляя его своей мощью. Оно первично по отношению к экономике. Распределение осуществляется на основе принципа редистрибуции. Добившийся власти лидер стремится закрепить эту власть за собой пожизненно, коллектив же этому способствует. Возникает институт сакрализации власти для ее легитимного оформления и закрепления в виде различных религиозно-идеологических систем.

Собственность рождается как функция владения и власти. Власть и собственность неразделимы, то есть перед нами феномен власти-собственности. Причем это не столько собственность, сколько власть, так как функции собственника здесь опосредованы причастностью к власти, к должности. По наследству в таких структурах может быть передана только должность с ее правами и привилегиями, но не собственность как исключительное частное право владения вне зависимости от должности. Социально-экономической основой власти-собственности государства было священное право верхов на избыточный продукт производителей, а затем и вообще на весь продукт.

Формируется своего рода потомственный слой людей, занятых в сфере управления и включенных в систему социально-имущественных привилегий, причем не только по принципу клановости, но и по принципу меритократии. В такой структуре возникает имманентное право верхов командовать и обязанность низов повиноваться. Власть администратора, по сути, становится абсолютной.

Такое государство исключительно устойчиво, стабильно, способно к автоматической регенерации, опираясь в значительной мере не только на идеологию (религию), но и на насилие. Государство абсолютно довлеет над обществом, представляя, по сути, единое целое и являясь базисом производственных и других отношений. В подобной структуре исключительно велика роль унаследованных и приобретенных традиций, используемых в качестве одной из несущих конструкций стабильности и антиэнтропийности общества, то есть идеология является важнейшим фактором развития всех сфер жизнедеятельности.

Эта структура в модернизованном виде, но самым неожиданным образом воспроизводилась и в досоветский и, особенно, в советский период истории России. Действительно, существовала абсолютная власть государства при отсутствии гражданского общества; превалировали командно-административная система и ее носители - номенклатура (новый класс) с многочисленными привилегиями; распределение осуществлялось по принципу редистрибуции, то есть из единого центра на основе клановых связей, личного знакомства, зависимости и преданности. Было построено социально однородное общество с двумя "социальными группами" - верхами и низами, в котором существовала только государственная собственность; это государство, как и архаичные структуры Востока, в качестве опор использовало официальную религию-идеологию (марксизм-ленинизм) и насилие (в лице партии и карательных структур). И вместе с тем это государство было довольно устойчивым, обеспечивая примерно равный для большинства социальных групп уровень материальных благ и где-то превосходя хваленые демократии Запада (бесплатная медицинская помощь, образование, жилье и другие социальные права, от которых остались  лишь воспоминания). Идеология являлась несущей конструкцией (институтом) развития советского государства.

Налицо поразительное совпадение ряда основных параметров эволюции архаичных обществ Востока и Советского Союза, что не исключает, а, наоборот, подчеркивает специфику России как уникальной цивилизации. На волне форсированной индустриализации и коллективизации советская Россия в политическом отношении стремительно "ворвалась"... в прошлое.

Чем же объяснить эти совпадения? Некоторые объясняют их движением российского общества между двумя суперцивилизациями: традиционной (восточной) и либеральной (западной); преобладанием "хромающих" решений, то есть неадекватным ответом на исторический вызов, преимущественно инверсионным типом мышления и т. д.

Но дело не только в этом. Видимо, фактами возврата советской России в архаику были и преобразованная в национальном духе марксистская доктрина, которая (хотели этого ее авторы или нет) вела именно к традиционным ценностям древнего Востока, и необходимость обороны по всем азимутам, и мощное давление Азии, изменившее исконно славянский менталитет и принесшее прогосударственный восточно-азиатский патернализм, и предельно тяжелые для ведения хозяйства климатические условия, и относительная образованность российских правителей и др.

В этой связи возникает проблема историко-политического времени, которое, в отличие от физического, видимо, имеет свойство обратного движения и под воздействием некой совокупности факторов (объективного характера) заставляет то или иное государство возвращаться назад, в прошлое. Советский Союз - пример такого поворота. Кстати, это свидетельство отсутствия каких-либо универсальных закономерностей развития государств, недостаточность диалектико-материалистического метода для объяснения "проклятых", "вечных" вопросов политико-правового бытия Отчизны.

Какие же следствия принесла тенденция возврата в прошлое, к структурам, столь нехарактерным для российской государственности? Были ли они органичными или привнесенными извне? Куда двигалась и движется Россия - к традиционному (восточному) или либеральному (западному) государству, или она оставалась и остается уникальным образованием в истории человечества и двигалась и движется своим, особым, специфическим путем, не выпадая из оси исторического времени? Вопросы, на которые трудно дать однозначный ответ.

Оставаясь в большей степени восточным государством, нежели западным, Россия тем не менее за последние триста лет (включая и горбачевско-ельцинский период) сделала четыре попытки модернизации по западному образцу. В XVIII веке они были связаны с именем Петра I, в XIX и начале XX века - с именами Александра II, С. Ю. Витте и П. А. Столыпина. Сами по себе они были однозначно необходимы, но в конечном счете неудачны по причинам самого различного плана: неспособности правителей, отсутствия необходимого минимума объективных условий, неприятия реформ большинством населения, перманентных политических и экономических кризисов (войн, мятежей, разрушительной деятельности различных экстремистских групп).

Усугубленные обстоятельствами революции 1917 года, гражданской войной и отсутствием у большевиков четкой концепции строительства некапиталистического общества, эти причины привели Россию к отставанию от наиболее развитых индустриальных стран и, по существу, грозили национальной катастрофой. Поэтому форсированная модернизация советского государства была необходимостью и условием могущества страны. Проходила она при наличии двух основных тенденций:

1)  вестернизация, что проявилось в успешной индустриализации Советского Союза и преодолении стадиального отставания

2) архаичной ориентации в государственном устройстве и управлении, господстве идеологии. Начиная с 30-х и, вплоть до середины 80-х годов советская империя представляла собой автократическую структуру, для которой остальной мир представлялся в виде врага, с известными, естественно, модификациями. Примерно то же самое наблюдалось в архаичных странах Востока. Вместе с тем она полностью не вписывалась ни в восточное, ни в западное общество, оставаясь особой цивилизацией, движущейся  по своему пути с циклическими колебаниями то к Востоку, то к Западу. Не получилось ни законченной вестернизации, ни ориентации.

Сверхфорсированная четвертая вестернизация в постсоветской России привела к переделу собственности, разрушению государственности, потере ориентиров и целей, нарастающей нищете большинства населения, росту классовой напряженности с тенденцией к социальному взрыву, общей криминализации общества и стремлению многих групп населения России к возврату назад, к «сильной руке». Нарастание общенационального кризиса свидетельствует о крахе либерально-западнической модели развития нашей государственности. В этих условиях нельзя делать даже самых отдаленных намеков на наличие  какого-то правового государства. Об этом ясно свидетельствует очевидный развал в экономике и гнетущее ощущение близости социального взрыва. В этих условиях «нэп» в экономике, в политике и в праве назрел. Может быть, это и к лучшему. Ведь недаром в правосознании русских, львиная доля которых, по Льву Гумилеву, туринцы, бытуют такие правила: «Горбатого могила исправит!», «Что ни случится - все к лучшему!». От таких народных максим до синергетики недалеко, нужно только будущих юристов в спешном порядке учить не римскому, а русскому праву, не забывая, что история теоретической юриспруденции России должна стать ядром новой системы юридического образования в новом тысячелетии.


3.2. Угроза правовому государству и конституционным основам

демократии в России


Как уже упоминалось выше, правовое государство возникает там, где права и свободы человека провозглашаются высшей ценностью.  Перечень прав и свобод человека и гражданина, свойственный правовому  государству,  содержится в международных актах.  Это, прежде всего Всеобщая декларация прав человека,  принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948г., Международный пакт об экономических,  социальных и культурных  правах,  Международный пакт о гражданских и политических правах,  принятых на ХХI сессии Генеральной Ассамблеи ООН от16 декабря 1966г.

Перечень прав и свобод,  провозглашенных в указанных актах, закреплен и гарантирован в  конституциях  правовых  государств. 

В закреплении основ правового положения человека и гражданина большое значение имеет Декларация прав и свобод человека и гражданина,  принятая Верховным советом РСФСР 22 ноября  1991г. Декларация  закрепляет  новое важное положение:  общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущества  перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан Российской Федерации.

Права и свободы человека и гражданина также  закреплены  в Конституции Российской Федерации,  принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993г.  (ст.ст.  2,  6-8, 13-14, а также полностью  глава  2 - права и свободы человека и гражданина ст.ст.17-64).  Часть 3 ст.  55 гласит:  "Права и свободы  человека  и гражданина  могут  быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства." А статья 56 Конституции Российской Федерации не допускает возможности ограничения ряда важнейших прав человека  и гражданина  даже  в  условиях чрезвычайного положения (право на жизнь,  право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну,  защиту своей чести и доброго имени,  свободу совести, право на жилище, право на возмещение государством вреда, причиненного  государственными органами или  их  должностными лицами.

Статья 17 закрепляет положение о том,  что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.  В соответствии со ст.17 права и свободы человека не отчуждаемы  и  принадлежат каждому от рождения,  являются непосредственно действующими (ст.18).  Это означает,  что государственные и судебные органы, должностные лица в своей деятельности непосредственно руководствуются и применяют нормы  Конституции.  На  основании  статьи 80 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации  является  гарантом  Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. Президент Российской Федерации  вправе  приостанавливать  действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае их противоречия Конституции Российской Федерации и федеральным законам,  международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина  до решения этого вопроса соответствующим  судом  (ч.2 ст.85 Конституции).

В Российской  Федерации  все  равны перед законом и судом. Конституцией провозглашается недопустимость использования  прав и  свобод для посягательства на конституционный строй,  права и свободы других лиц, недопустимость лишения человека прав и свобод и их ограничения.

Значительное внимание уделено в Конституции личным,  гражданским  и  политическим  правам,  а также гарантиям этих прав. Право частной собственности охраняется законом (ст.35). Закрепляется  право  частной собственности на землю (ст.36),  а также право на свободное использование своих способностей и имущества для  предпринимательской деятельности и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст.34), что обеспечивает создание надежной конституционной базы для продвижения экономической реформы, стабильного развития рыночной экономики.

Статья 46  Конституции  Российской  Федерации гласит: 

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2.   Решения  и  действия  (или  бездействие) органов государственной, власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд...".[14] 

Конституцией Российской Федерации гарантируются:  право на  получение квалифицированной юридической помощи (ст.48), право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ст.47);  право  осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом,  а также право просить о помиловании или смягчении наказания  (ст.50).  Существуют и другие декларируемые Конституцией Российской Федерации гарантии прав и свобод человека.

Среди ряда уже ранее названных особенностей  права  современного  гражданского  общества нужно выделить то,  что права и свободы человека не только все более становятся целью законодательства и направлений правовой политики, но и прямо включаются в содержание правового регулирования как непосредственный  критерий при определении правомерности того,  или иного поведения, предмет судебной защиты.  Отсюда, возможность обжалования государственных актов в международных правосудные органы в случаях, когда, по мнению заявителя, ущемляются права человека.

Каждому гарантируется  судебная  защита его прав и свобод. Эта защита обеспечивается не только наличием в Конституции  общего  положения  (ст.46),  но и специальным закреплением в ряде статей указаний на судебную защиту важнейших прав  и  свобод  -  права  на  тайну  переписки (ст.23),  неприкосновенность жилища (ст.25),  права  частной  собственности  (ст.35). Более  того, статья  46  гарантирует  и  международно-правовую защиту прав и свобод человека путем обеспечения гражданам  возможности  обращаться,  в случае необходимости,  в межгосударственные правозащитные органы.

В Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина,  каждый вправе защищать свои  права и свободы всеми способами,  не запрещенными законом (ст.45). Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти,  органов местного самоуправления,  общественных объединений и должностных  лиц  могут  быть  обжалованы  в  суд (ст.46).  Никто  не  может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст.47,  ч.1). При этом Конституция впервые вводит в судебную практику новый институт - присяжных заседателей. Обвиняемый  в  совершении  преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ст.123, ч.4).

В реальной  жизни  повсеместно  нарушаются права и свободы граждан (и не только в нашей стране, а во всем мире), это выражается в:  нарушении международных актов,  относящихся к правам народов,  нарушении правового равенства граждан,  использовании прав и свобод в антиконституционных целях экстремистскими силами,  элементарным невыполнением законов.  В России  отсутствуют специальные правовые механизмы,  обеспечивающие права и свободы российских граждан,  их реальную гарантированность.  Фактически права  и  свободы граждан только провозглашаются,  но реально в жизни нередко происходит вопиющее нарушение самых  элементарных прав и свобод.

Ежедневно в мировом сообществе происходят массовые нарушения прав и свобод человека - это преступления геноцида, различные способы расовой дискриминации, преступления апартеида, военные преступления, а также преступления против человечества.

20-21 января 2001 г. в Москве прошел Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту прав человека, первый съезд правозащитников России, участие в котором приняли 500 делегатов из Москвы и 79 регионов России и более 1000 гостей - бывших политзаключенных, известных диссидентов, видных политических деятелей, представителей интеллигенции.

Причиной созыва съезда его организаторы назвали так - весьма острая обеспокоенность развитием политической ситуации в стране. Инициаторы съезда назвали его «чрезвычайным».

Самое активное участие в работе съезда принял известный правозащитник С.А. Ковалев. Ниже приведем основные тезисы его выступлений на съезде. Эти выступления могут показаться слишком резкими по форме, но представляется, что все сказанное С.А. Ковалевым должно быть обязательно услышано широкой общественностью. Причиной тому – непререкаемый авторитет известного правозащитника, его высокая нравственная позиция, гражданское мужество и патриотизм.

Кто-то считает чрезвычайной - необычной, катастрофической - саму политическую эволюцию России, отмечает С.А Ковалев. Иные находят, что трагические события, напротив, естественны и неизбежны в стране, уходящей из клуба сверхдержав в "третий мир". Кто бы ни оказался прав, грозящие нам очевидные опасности вполне оправдывают чрезвычайность съезда. В чем же эти опасности?

Несомненно, что в России, пока в рамках существующего конституционного строя,  устанавливается новый политический режим, генетически связанный с предшествующим, но не тождественный ему. Существует мнение, что нынешняя власть органически враждебна либеральным ценностям современной демократии, в том числе приоритету прав и свобод личности по сравнению с верховенством государства. Alma mater нынешней кремлевской команды находится по месту прежней службы ее ключевых фигур, службы, которой не стесняются, - ею гордятся. Оттуда заимствованы фундаментальные принципы внедряемой ими идеологии: державность (государство – сверхцель, которой служат все общество и каждый гражданин); порядок, т.е. "управляемая демократия"; ответственность, важный элемент которой "информационная безопасность" - в просторечии контроль над прессой; патриотизм, состоящий в поисках внешних врагов и "пятой колонны".

Под стать принципам и методы их воплощения на практике. Они столь же печально нам памятны. Отступление к советской, "командно-административной" системе планируется и начинается тихими техническими приемами. Парламент вновь послушен, его верхняя палата превращена в назначаемую; Центризбирком, судебная власть, прокуратура все более политизируются и становятся управляемыми. В этих условиях законодательная активность Кремля нарастает быстро и неуклонно. Законопроект «О Конституционном собрании» конструирует фактически назначаемую учредительную власть, а значит и Конституцию на заказ. То же угодное власти направление отражено во многих нормах законопроектов Трудового и Административного Кодексов, ГПК и УПК, "Об административных судах" и т.д. Понятно, чего следует ожидать в правоприменительной практике. Новые законы и, главное, неписаные навыки их исполнения станут нормой поведения полицейского государства во всех его проявлениях.

Но и за эти полтора года властью (под аккомпанемент деклараций о диктатуре закона) уже сделан ряд шагов, приведших к серьезным и массовым нарушениям прав человека. Беглое перечисление лишь некоторых таково.

Это: вторая чеченская война, опасная не только сама по себе, но и для будущего России, поскольку к власти на волне антитеррористической истерии пришли силы, получившие поддержку большинства населения.

Это: настойчивые и небезуспешные попытки установить контроль за СМИ и частным бизнесом, над гражданским обществом в целом, вплоть до уголовного преследования тех, кто разоблачает нарушения в таких сферах, как экология, открытость информации, произвол правоохранительных органов.

Это: ликвидация Госкомприроды и Федеральной миграционной службы, угроза самостоятельности Госатомнадзора - относительно автономных и "худо-бедно" взаимодействовавших с НПО госструктур, которые были призваны защищать права граждан от действий ведомств, в первую очередь силовых.

Это: растущая "независимость" от соблюдения законности и прав личности в органах МВД, прокуратуры, ФСБ, которые не приемлют над собой никаких форм независимого гражданского контроля.

Это: внешнеполитический курс администрации Президента, фактически означающий сближение с недемократическими режимами, которые попирают права личности и политические свободы, отвергают основные приоритеты открытого общества.

Однако еще важнее для России, отмечает С.А. Ковалев, не выявление угроз правовому государству, а то, как нам противостоять этим угрозам. Поэтому главное - это вопрос не о том, что должна делать власть, а о том, что должны делать мы. Самое необходимое: правозащитное сообщество обязано гораздо активней, чем прежде, реагировать на политический процесс. Политика — не наше дело? Право вне политики и выше нее? Разумеется, но лишь до тех пор, пока политика не угрожает основам права и демократии, пока она согласна с приматом права и не пытается превратить право в обслуживающий ее аппарат. Если такая угроза возникает, правозащитное сообщество вынуждено «политизироваться».

Какие формы может принять эта «политизация»? Ничего необычного, но все же они не вполне традиционны, по крайней мере, для последних лет.

Первая требует серьезной экспертной работы: должен быть организован систематический мониторинг событий в политическом секторе (в частности, голосований в Думе), затрагивающих права человека, регулярно производиться их анализ и оценка, после чего нужно распространять выводы и рекомендации лидеров правозащитного движения как можно шире.

Другой вид "политической работы" - ненасильственное гражданское сопротивление в разных его формах: сбор подписей под петициями, пикеты, манифестации, бойкоты, иски в суды о смещении с должности и привлечении к ответственности высших должностных лиц. Сегодня они редки и малочисленны, их влияние обычно ограничивается отдельными социальными группами или разовыми грубыми нарушениями прав человека. Когда недостаточно обычных способов правозащитной работы или они не соединяются в совместный заслон "пиночетовщине", надо не только дискутировать и осваивать информационные технологии, а готовиться к тому, чтобы организовывать инициативные группы и комитеты гражданского сопротивления и "выходить на улицы", не давая поводов к обвинениям в нарушении закона.

Однако нельзя превращаться в политиканствующих обывателей, нельзя пренебрегать и «рутинной работой правозащитника». В ней есть много сложностей, особенно во взаимодействии с властью. Ясно одно: эта работа не может быть свернута только потому, что правозащитное движение является, в некотором роде, гражданской (не-политической в узком смысле слова) оппозицией существующему режиму.

Из этого следует два связанных друг с другом вывода. О "политизации" уже говорилось. Другой - в том, что правозащитные организации - небольшая, хотя и заметная часть третьего сектора и активно действующих структур гражданского общества в целом. Они являются мощными средствами в противодействии авторитарным тенденциям власти.

Очевидно, что общество большей частью готово к усилению авторитаризма. По мнению С.А. Ковалева, эта готовность означает "выстраивание" в патриотические ряды поддержки Президента; общество само подталкивает власть к тому, чтобы та указывала "как надо" - без обратной связи с гражданами и без оглядки на инакомыслие. Именно поэтому так важно, показывать делом, что правозащитная оппозиция отстаивает не только политические свободы, но и права каждого, включая те, что не соблюдаются повседневно. И демонстрировать, как властная вертикаль на всех этажах улавливает и "обогащает" широко распространяющиеся флюиды новой старой национальной идеи.

В заключение С.А. Ковалев отметил: «несмотря на название «чрезвычайный», в складывающейся ситуации не следует впадать в истерику. Легче всего соревноваться в криках, обличениях и хлестких эпитетах по адресу властей, благо это пока еще практически безопасно для обличающих и, главное, не требует никакой систематической работы в дальнейшем. Вот тогда точно можно будет сказать, что идея построения правового государства в России потерпела крах»[15].

3.3. Сепаратизм субъектов Федерации


Еще одной проблемой, мешающей реализовать попытку построения в России правового государства, является его федеративное устройство. Для историков юриспруденции, имеющих дело не только с юридической нормой, но и с фактом очевидна та пропасть, которая существует между писаной и неписаной конституцией России в части ее государственного устройства. В течение многих веков более или менее стабильного развития юридический процесс в нашей стране шел под флагом создания единого централизованного (унитарного) государства. И лишь дважды, после революции 1917 года и революции 1991-го, Отечество получало писаные федеративные конституции. Правда, в первом случае на практике сохранился унитаризм, так как победила идея братства народов и демократического централизма, положенная в основу советской власти, сложилась единая система правящей коммунистической партии, которой до 1936 года фактически, а после принятия сталинской конституции и юридически принадлежал суверенитет.

Иное дело - распад СССР и федеративные процессы в России, порожденные революцией 1991 года и закрепленные затем в Конституции 1993 года, тех государственно-правовых актах, которые приняты в этой связи. Они писались по следам негативной реакции местных правящих элит на прежний интернационализм и диктат партийно-государственного центра, ведущих якобы к ущемлению права наций на самоопределение. Обосновывались эти катастрофические процессы для нашей государственности не идеей единства и братства народов, а разжиганием межнациональной розни, сепаратизма, шовинизма, смыкающихся где-то с фашизмом.[16] Подтверждением тому  незатухающее пламя братоубийственных конфликтов и войн на территории некогда единой страны.

Историческая Россия вряд ли когда согласится с распадом СССР. Признание этого не только де-юре, но и де-факто будет политическим самоубийством, гибелью нашего государства. Поэтому-то разрушители СССР и создали своеобразный буфер в виде СНГ, чтобы погасить волю соотечественников к восстановлению единства нашей Родины. Однако речь сейчас не о воссоздании исторической России, а о сохранении и укреплении того, что осталось в рамках Российской Федерации.

К сожалению, в нынешней России деструктивные процессы продолжаются. Они инициируются федерализацией, идущей от самих властных структур. Казалось бы, печальные итоги гибели первого в мире социалистического государства должны были бы охладить горячие головы и доказать, что утрата единства отнюдь не способствует свободному развитию наций, а, наоборот, лишь ухудшает их положение, ведет к недоверию и вражде между ними, порабощению иностранным капиталом.

Между тем процесс разобщения народов продолжается. Об этом свидетельствуют претензии бывших автономий, ныне республик, на не юридическое верховенство своих законов по отношению к федеральным. В статье 1 Конституции Тувы за республикой закрепляется право свободного выхода из состава Российской Федерации, а по пункту 2 статьи 62 Тува может решать вопросы войны и мира.[17]

Большие "спецы", ниспровергатели  историко-материалистической теории наций, перед всем миром в СМИ заявляют, что право наций на самоопределение реализуется через волеизъявление народа, к которому относятся лица коренной национальности, а все другие люди, проживающие на территории республики, - это население (под которым чаще фигурируют русские), а не народ, воля которого не имеет никакого значения и не принимается в расчет. Поэтому-то в статье 69 Конституции Башкортостана, где проживает значительно более половины населения русских и других "некоренных" национальностей, говорится: "Республика Башкортостан образована в результате реализации права башкирской нации на самоопределение..."

Мы, русские, - народ вселенский, отзывчивый, добродушный и на такую "малость" не обидимся, однако нужно напомнить законодателям этой конституции, что Башкирия как государство не имеет, под собой, никакого исторического права и была создана искусственно, сверху, в составе РСФСР 23 марта 1919 года в залог вечной братской дружбы между нами и башкирами. Боюсь, что Конституция Башкирии,  второй республики,  закладывает под эту дружбу мину замедленного действия, ибо соткана она под флагами безбрежной суверенизации на основе принципов: "мы сами с усами", "на рынке друзей нет" и т. д. Поэтому, есть великий смысл называть родившуюся вторую республику в рамках юридической преемственности Российской Башкирией подобно тому, как первую Советской.

Еще дальше в суверенизации, а по сути в размывании даже федеративных связей нашей Родины пошли законодатели Татарии, которые в статье 59 своей конституции записали: "Законы Республики Татарстан обладают верховенством на всей ее территории, если они не противоречат международным обязательствам Республики Татарстан". При такой норме республика вновь становится субъектом международного права, чего не было со времен походов 1542-1545 годов Ивана Грозного, когда Казанское ханство было присоединено к Русскому государству.

В этой республике русских и других российских народов больше половины, но живут они в Татарстане. С упразднением из названия республики слов "советская", "социалистическая" оно явно обретает узко национальный смысл. И в этом случае второй Татарской республике - в плане исторической преемственности с первой - тоже хотелось бы посоветовать дополнить свое название словом "Российская". А в целом республику величать "Российской Татарией", тогда нерушимая и вечная дружба между татарами, русскими и другими российскими народами получит для себя крепкий фундамент. Помните, как в Библии, да и в том же Коране: "Сначала было слово!"

Кроме того, татарские законодатели в своей Конституции нарушили принцип равноправия субъектов федерации и претендуют на такие отношения с органами власти России, которых нет даже в так называемых жестких федерациях типа США. Чего стоит их 61-я статья: "Республика Татарстан - суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией - Россией, на основе Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения". А статья 62 ведет еще дальше: "Республика Татарстан вступает в отношения с другими государствами, заключает международные договоры, обменивается дипломатическими, консульскими, торговыми и иными представительствами, участвует в деятельности международных организаций, руководствуясь принципами международного права".

На основе подобной статьи в США в 1861 году началась печально знаменитая война между Севером и Югом, которая закончилась разделом 8 статьи 1 Конституции США, которая отнесла к исключительной компетенции федерального государства регулирование междуштатной (обратите внимание!) и внешней торговли, а штатам запрещалось вступать в международные договоры.

Особенно "за державу обидно" в рожденных инициативой федеральных властей договорах с республиками. В публичном праве использование института договора даже и в федеральном строительстве - нонсенс. Как это так? Целое - Россия - будет договариваться со своими частями - республиками? Делегировать (даровать) полномочия навечно или на определенный срок, как это было до революции в отношениях между Россией и Финляндией, Россией и Польшей, - ради бога! Но договариваться! Такого в истории публичного права не бывало. Правда, Советский Союз был основан на договоре, но судьба его, как показала жизнь, оказалась печальной. А тут опять широкая корпоративная практика в отношениях центра с республиками, что вылилось в очередной виток наращивания неравноправия субъектов федерации и ползучей конфедерализации. Тому же Татарстану по Договору от 15 февраля 1994 года предоставлено право распоряжаться добываемой нефтью и газом, самому определять перечисления в федеральный бюджет, которые не превышают 1- 2 % от налога на прибыль, тогда как другие республики перечисляют в настоящее время 10 %, а края и области - 50 %.

Неравноправие субъектов неизбежно откликается неравноправием граждан. Если кому-то выделено больше нефти, золота, алмазов, денег, то у кого-то их на столько же будет меньше. А уж о том, что мы решили стать не только правовым, но и социальным государством, придется забыть.

В том же направлении разгосударствления направлены последние попытки осуществления судебной реформы. Речь идет о еще не принятом законе « О судах общей юрисдикции», проект которого предполагает наложение бремени финансирования многострадальных судов на бюджеты субъектов Федерации. С одной стороны, в условиях жесточайшего дефицита бюджета, этот закон несет в себе позитивные последствия , но он же и  ставит в прямую зависимость суды общей юрисдикции от местных администраций, что само по себе ведет к обособлению данного субъекта от федерального центра. Кроме того, это грубейшее нарушение Конституции, где ясно записано, что суды общей юрисдикции входят в систему федеральных судов, более того нарушается принцип независимости судов.

Когда анализируешь всю массу договоров, уже подписанных субъектами федерации с Россией, особенно бросается в глаза их желание подчеркнуть, что они суверенны, что они государства в государстве, первые среди равных. Во многих договорах земля, недра, водные, лесные и другие природные ресурсы "приватизируются" республиками, чего не было у нас даже в период федеральной раздробленности. Княжеств было действительно много, а Русская Земля - одна! Поэтому-то и смогла невзрачная и неприметная среди лесов Москва в конце концов создать единое централизованное государство. В русском правосознании единая Земля, без сомнения, имеет глубокий сакральный смысл. А тут сама власть инициирует ее продажу и растаскивание "по норкам", "по квартирам". Рубится тот юридический и материально-финансовый сук, на котором держалась и еще держится Россия. Земля - единственная наша надежда в будущем возрождении Родины, это наш стратегический плацдарм в борьбе против тех, кто хочет превратить Россию в "лоскутное" государство. Право наций на самоопределение, как показывает весь ход отечественной истории, может быть поддержано, только исходя из признания ответственности каждого народа за единство России. Адекватной же формой ее устройства может быть лишь унитарное государство с широкой культурно-национальной автономией ее многонационального народа. На этом направлении должны сосредоточить свои усилия преданные Родине ученые-юристы и практики сегодня и в XXI веке.


3.4.  Коррупция


Иная глобальная проблема поразила аппарат государственной власти - коррупция. Ее корни уходят глубоко в историю, что обусловило данное явление как неотъемлемую часть российского менталитета. Особого размаха достигла коррупция в благоприятных условиях командно - административной системы советского периода. Но не стоит рассматривать коррупцию как пережиток прошлого, она цветет и пахнет и в нынешних условиях.  Особо важно знать прежде всего причины этого процветания. В условиях развивающейся рыночной экономики на первое место выступают бизнес - структуры. Как уже известно, 20-40% процентов оборотных средств находится под контролем серой и черной экономики. К первой относятся прежде всего малые и средние предприятия, которые активно стараются скрыть свои доходы. Это обусловлено  всеуничтожающей налоговой политикой со стороны государства (правда, в последние дни эта тенденция не просматривается, Правительство пытается облегчить налоговое бремя), а также непродуманными административными действиями. Чем больше оно пытается поднять налоговые ставки, тем больше желание предпринимателей скрыть доход. Получается ситуация, обратно пропорциональная желаемому. Именно эта прослойка никак не хочет связывать свою деятельность с государством, находясь с последним в постоянной «молчаливой» конфронтации. Активно пытаясь преодолеть бесконечные проволочки чиновников, они часто используют взятки, дабы ускорить процесс достижения желаемой цели. «Время - деньги»,- говорил Бенджамин Франклин и был абсолютно прав, потому как экономика имеет свои собственные правила игры, чуждые пассивности и всякому промедлению. Как раз  эта почва является самой благоприятной средой для коррупции. Факты коррупции со стороны мелких промышленников и предпринимателей  практически невозможно обнаружить, поскольку они носят чаще всего локальный характер. Совсем по-другому обстоят дела в другой части российской экономики - черной. Это криминальные структуры, которые действуют в обход государства, и, как правило, торгуют нелегальной продукцией. Здесь не может быть и речи об уплате налогов и пошлин. В основном вся черная экономика сосредоточена в руках немногочисленных, но поистине глобальных компаний, приносящих колоссальный доход. Немудрено, что подобные предприятия просто не могут существовать без реальной поддержки государственной власти. Образуются целые кланы «воров в законе» среди наиболее коррумпированных чиновников в самых высших эшелонах власти. Происходит сращивание государственного и криминального аппарата. Постоянная борьба за руководство прибыльных предприятий обеспечивает регулярную смену директората. Это достигается путем различных компроматов, «подглядок, подслушек», каждый пытается дать знать другому, что и на него есть управа.[18] Тем самым ставятся в зависимость даже честные чиновники, которые опасаются за свою безупречную репутацию. Антикоррупционные взаимные удары производят постоянную смену чиновников, что держит их в постоянном страхе за свое теплое место. Вследствие этого беспредельной коррупции быть не может и данный момент в настоящее время является единственно полезным в системе организации коррупционных связей для России. Для межклановой борьбы активно используются средства массовой информации, которые стали своеобразными марионетками в руках боссов. Мы являемся свидетелями настоящей борьбы за информационные каналы. Деловая элита осознала могущество СМИ и то обстоятельство, что политическая рентабельность серьезных вложений в них может иметь полезные экономические последствия.

     Другой проблемой является то, что российское общество сильно разочаровалось властью. Существенный вклад в это разочарование вносит устойчивый стереотип ее коррумпированности. Это действительно так, но с другой стороны какое государство может похвалиться тем, что в ее рядах нет взяточников? Не стоит даже объяснять, какой огромный урон причиняется государству и обществу от произвола коррумпированных чиновников; он исчисляется сотнями миллионов деноминированных рублей.  Российское общественное сознание, еще не защищенное укорененностью гражданской ответственности и приверженностью демократическим принципам, весьма склонно поддаться соблазну простых рецептов, из которых один из самых распространенных - «сильная рука». Поэтому крайне тяжело будет обрести доверие граждан и их поддержку при реализации серьезной антикоррупционной программы, рецепт одной из которых приводится ниже.


3.4.1 Принципы борьбы с коррупцией[19]

Для борьбы с коррупцией властью многих государств, в том числе и Россией, создается программа, которая получила название  – «антикоррупционная программа». 

1.   Абсолютная победа над коррупцией невозможна. Более того, в нормальном состоянии власти и общества коррупция является технологически полезным сигналом о неполадках в методах работы государственной власти.

2.   Не существует стран, априори обреченных на масштабную и хроническую коррупцию. Россия не является исключением из данного правила.

3.   Ограничение коррупции не может быть разовой кампанией. За окончанием каждой кампании может последовать новый, более страшный виток коррупции.

4.   Коррупцию нельзя ограничить только законодательными методами и борьбой с ее проявлениями. Более того, когда коррупция достигла больших масштабов и забралась на весьма высокие уровни власти, более эффективна борьба против условий, порождающих коррупцию, чем неподготовленная атака с ее проявлениями.

5.   Борьба с коррупцией достигает успеха. Если она всеохватна, комплексна, ведется постоянно, на это направлены все силы и властей и общества

Антикоррупционная программа должна реализовываться на высшем уровне политического руководства страны и при максимальном сотрудничестве с институтами гражданского общества.

Потери, которые несут от коррупции государство и общество в России, настолько велики, что любые разумные затраты на реализацию антикоррупционной программы обеспечат быструю отдачу, в несколько десятков раз превышающую вложения.

Из приведенного выше анализа следует, что антикоррупционная политика должна включать в себя меры, направленные на решение следующих задач:

·     организацию борьбы с коррупцией на всех уровнях;

·     сужение поля условий и обстоятельств, благоприятствующих коррупции;

·     уменьшение выгод обеих сторон, участвующих в коррупционной сделке, от заключения последней;

·     увеличение вероятностей выявления коррупционных действий и наказания за причиненный ими вред;

·     влияние на мотивы коррупционного поведения;

·     создание атмосферы неприятия коррупции во всех ее проявлениях.

Основная причина экспансии коррупции в переходный период - несоответствие между новыми условиями, в которых должен функционировать государственный организм, и старыми механизмами этого функционирования. Значит, основные усилия антикоррупционной программы должны быть направлены на налаживание работы государственного механизма в новых условиях. Одновременно необходимо стремиться к таким системным изменениям, которые бы меняли установки, ценности, стереотипы поведения чиновников, и остальных граждан.

Можно возразить, что коррупция - явление всепланетного масштаба и не может стать особым препятствием для правового государства, но это возможно, если только таковое уже существует со своими прогрессивными институтами гражданского общества. Для России подобные элементы гражданского общества пока явно нехарактерны, что порождает собой особые вид коррупции, глубоко закоренелой и имеющей очень прочное положение в среде высоких государственных чиновников. Вытекающий отсюда произвол методично уничтожает едва зарождающиеся ростки демократических преобразований, потворствуя процветанию преступности и беспредела.

Заключение

Подведем своеобразный итог всему сказанному.

Правовое государство, его становление есть суть системы общественных отношений, формирующихся на основе обще гуманистических и естественно-правовых начал и функционирующих в соответствии с общепризнанными принципами и нормами внутригосударственного права.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что правовое государство, и его становление - явление общечеловеческое и оно едино по своей изначальной сущности как мера свободы воли и поведения человека. Это один из важнейших факторов, который способствует становлению правопорядка в государстве и сотрудничеству людей с ним, принадлежащих к различным социально-политическим, религиозным, идеологическим системам. Правовой механизм играет существенную роль в установлении взаимодействия правопорядка отдельного государства. Он создает необходимые условия для взаимного влияния, выработки интеграционных тенденций на принципах справедливости и равноправия. Отмеченные качества правового государства как такового позволяют взаимодействовать нормам внутригосударственного права в деле формирования правопорядка. Поэтому Россия должна еще более консолидировать свои усилия в деле построения и становления правового государства и справедливого правопорядка.

Предоставленный материал никак не может полностью отразить огромный вал проблем, которые возникли в связи с осуществляемыми демократическими реформами. В понятие правового государства вкладывается смысл материального и духовного благополучия населения страны. В конце-концов все хлопоты по поводу становления правового государства направлены на поддержание высокого уровня жизни человека, а не на создание красивой структуры государственных властей и декларативного обеспечения прав и свобод личности. Правовое государство становится таковым только тогда, когда все, что закреплено на бумаге, будет реализовано в жизни. В нашей многострадальной стране практически есть уже все для реализации поставленных целей, но в силу глубоких противоречий  в политическом равновесии эта реализация постоянно находится на грани срыва. Отвечая на вечный вопрос: «ну и что же делать?», можно сказать одно - жить. Если мы действительно хотим построить справедливое демократическое общество, то нужно начинать, прежде всего с нас самих. Только тогда, когда мы осознаем свою роль в обществе, почувствуем себя частью этого общества, ощутим, что оно полностью зависит от нас, тогда, возможно, возникнут зачатки формирующегося гражданского общества. Важно понять, что правовое государство построить за десять лет невозможно. В других странах этот процесс протекал  долго, в течение веков, постепенно шлифовался и совершенствовался десятками поколений. В этом смысле необходимо уяснить несостоятельность  правового нигилизма, который сформировался после продолжительного тоталитарного периода в менталитете русского человека. «Хочешь быть свободным - соблюдай законы». Это значит, что нужно бороться за свои права, использовать для разрешения многих проблем нормы права, а не нормы обычаев, активно осуществлять свои конституционные избирательные права. Всякая пассивность означает обречение себя самого на произвол тех, кто проголосует. Нельзя всю вину сталкивать на парламент, губернаторов, президента, а также многих других должностных лиц, ибо всех этих людей мы избирали сами, и, жаловаться, получается, нам следует только на себя. Поэтому, в данное время, для нас и нашей страны построение правового государства, где будут соблюдаться все законы, не будут ущемляться права и свободы граждан, будет побежден произвол и коррупция в органах власти, является пока,  очередным призывом, лозунгом, а наш многострадальный народ, как видно из истории, привык к ним и нам приходится нести это бремя до самого конца.     

В заключение остается только добавить, что мы хозяева своей судьбы и тот путь, который Россия изберет в следующем тысячелетии зависит только от нас самих. Безусловно, идеи правового государства несут в себе позитивные последствия, но реализовывать эти идеи нужно поэтапно и, самое главное, грамотно, с учетом исторических и национальных особенностей страны. Нужно максимально использовать уже накопленный опыт других стран, по осуществлению правовых реформ, усиленно развивая уровень производительных сил и правового сознания граждан России. При этом нужно,  одновременно не допустить разгорания третьей мировой войны и, в то же время, не  растерять имеющиеся связи в Европе и Азии, активно защищая свои национальные интересы. Мы обошли слишком длинный круг в 80 лет, чтобы упустить шанс выстроить справедливое, настоящее правовое государство.


Список  используемой литературы

1.   Конституция Российской Федерации, М.: Новая школа,1995г

2.   Конституция США ст.2 1787г.

3.   Уголовный Кодекс Российской Федерации, 1996г.

4.   Комментарии к Конституции Российской Федерации. Издательство «Правовая Культура» 1996г

5.   «Юрист» №4, 1998г.

6.   «Российская Юстиция»,  № 7;8, 1998; № 1 1999г.

7.   «Юридическая газета», № 39;46;47;50;52, 1998г;  № 2, 1999г.

8.   «Государство и право» № 10, 1998г.

9.   Мартышин О.В. Несколько тезисов о перспективах правового государства в России. // Государство и право № 10, 1996г.

10.Матузов Н.Ию, Малько А.В. Правовое стимулирование в условиях становления рыночных отношений. //Государство и право № 4, 1995г.

11.Лейст О.Э., Мачин И.Ф. Гражданское общество и современное государство // Вестник Московского университета. Право. 1995. № 4.

12.Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств. М. 1995

13.В.Н.Андрианов, кандидат юридических наук, комментарии к ч.1 ст.15; ч.1 ст.17 Конституции РФ. Издательство «Правовая Культура»

14.В.А. Кикоть, кандидат юридических наук комментарии к ст.1,2,10 Конституции РФ

15.Соколов А.Н. Правовое государство. Идея, теория, практика. Курск: Изд-во Курского гос. технического университета, 1994.

16.Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М.: Юрист, 1994.

17.С.Ковалев. Угроза правовому государству и конституционным основам демократии в России. (Тезисы  доклада на Всероссийском чрезвычайном съезде в защиту прав человека). Москва, 2001.


[1]  Ш. Монтескье «О духе законов» 1748г.                                                                                                                                           

[2] «Российская Юстиция» №8, 1998г, стр2

[3] Комментарии к ст.1Конституции РФ. 1996г.

[4] Конституция РФ ч.2 ст17.

[5] Конституция РФ ст.2.

[6] Конституция РФ ст.55 ч.3.

[7] Конституция РФ ст.10

[8] Конституция РФ ст.83

[9] Конституция США ст.2 1787г.

[10] Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств. М. 1995

[11] Конституция РФ ч.1 ст. 15

[12] «Российская Юстиция» №7 стр.53

[13] Н.Азаркин, «Юридическая газета» №39, 1998г. Стр.1

[14] Конституция РФ ст.46

[15] С.Ковалев Угроза правовому государству и конституционным основам демократии в России, Москва 2001г.

[16] Н.Азаркин, «Юридическая газета» №2. 1999г. Стр.3

[17] «Российская Юстиция» №4 1997г. Стр.1

[18] Из речи председателя Государственной Думы Г.Селезнева. г.Тюмень март 1999г.

[19] Аналитический доклад Фонда ИНДЕМ «Юридическая газета» №50 1998г. Стр.2


 
 

Новости:


        Поиск

   
        Расширенный поиск

© Все права защищены.